Архивариус. Полный бант Ивана Ляшенко

автор
Записів: 67
Дата запису: 20.11.2014
Комментарів: 1

Если у служивого на груди четыре креста, значит он полный Георгиевский кавалер. А если в придачу ко всему еще и четыре медали «За храбрость» на георгиевской ленте, то этот храбрец – кавалер полного банта. Таких в миллионной армии времен Первой мировой войны насчитывалось не так уж и много. Среди них подпрапорщик Иван Ляшенко. О нем и поведем рассказ.

Как-то давненько легендарный исследователь южного Криворожья Александр Прокопчук в беседе с автором этих строк упомянул некоего Ляшенко, который еще до событий 1914 года якобы работал коногоном на Стародобровольском руднике и туда же вернулся полным Георгиевским кавалером. А Иван Тимофеевич Ляшенко и был таковым. Сведений точных об этом не имеем – тот ли это Ляшенко…

Хотя в ходе исторического поиска полных Георгиевских кавалеров встретился только один – И.Т. Ляшенко. Удалось выяснить, что подпрапорщик лейб-гвардии 3-го Стрелкового Его Величества полка Ляшенко Иван Тимофеевич православный крестьянин с. Софиевка Софиевской волости Верхнеднепровского уезда Екатеринославской губернии (17.04.1883 г.р.). В документах, которые дошли до наших дней, указано, что образование имел – домашнее, значит, по сути, никакого. Можно сказать самоучка. А сколько выдающихся людей, славных ратников империи вышли из низов. И простой деревенский парень Иван Ляшенко.

Как-то отец рано утром его разбудил. Крестьяне с рассветом встают, ясну солнышку перед образами поклоны бьют. Поднялся парнишка как обычно, котомку проверил, к стаду тамошнему как раз в пору собираться.

– Оставь! – таким окриком отец приостановил сборы. – Со мной поедешь.

Больше он ничего не сказал. Отрок подчинился, поставил на скамью узелок со скромной снедью и видавшей виды баклажкой воды из криницы, что под вековой вербой.
И куда бы, все думает, они вместе поедут на скрипящей рассохшимися рессорами бричке. В волостную парикмахерскую, может, стричься. Так нет же.

Старший из Ляшенков отдал сына в обучение. Так и стал Иван брадобреем. На селе таких называли «голярами», а в городах и местечках – цирюльниками. Подстригал, брил земляков до осени 1904 года. В тот холодный ноябрь волостной старшина приказал молебен отслужить в церкви и с миром группу молодцов в войско отправить, к присяге царской подвести. И попал уроженец Екатеринославщины в самый град стольный – Санкт-Петербург.

Ивана Ляшенко определили в лейб-гвардии 3-й стрелковый Его Величества полк. Он берет начало от июля 1799 года, когда указом императора Павла І был сформирован лейб-гвардии Гарнизонный батальон «из заслуженных чинов гвардии, неспособных переносить трудности военной службы»… Попросту это были одинокие ветераны суворовско-потемкинских походов, участники штурма Измаила, бессмертной атаки на Чертов мост. По тем наградам, которые имела эта часть – три георгиевских знамени, – можно судить, что лейб-гвардейцы отличились в боях против войск Наполеона и турок.

На момент действительной службы Ивана Ляшенко это воинское формирование имело название – лейб-гвардии Стрелковый полк (пока без конкретной нумерации). При принятии присяги Иваном Ляшенко сотоварищи присутствовал император Николай ІІ. И это совсем не случайно. С момента его коронации (1894 г.) милостью Божьей царь принял шефство над полком. На невском ветру развевались наградные стяги, в такт чеканному шагу выбивали дробь барабаны. Новоиспеченные лейб-гвардейцы (считай дворцовая императорская часть) красовались в новеньких парадных мундирах. И кивера под стать золоченным погонам, и церемониальная сабля в руках прямо-таки искрится. Хором отвечали на царское приветствие «Здорово, молодцы!».

Потянулись будни солдатской муштры. Иван Ляшенко определен рядовым четвертой роты. Пригодились навыки стрельбы. Еще с детства ходил по местным софиевским балкам и ярам с ружьем. То на зайца-рысака, то на уток. Уже через год лейб-стрелок Иван Ляшенко отличился на стрельбах. Тогда и получил свою первую награду – знак «За отличную стрельбу» 3 ст. Со временем заслужит и вторую, и первую степени. Еще и часы – чистого серебра творение – в придачу ко всему. Потом вся Софиевка будет приходить, дабы на диковинку столичную поглазеть.

Мало кто тогда даже «ходики» в скромном хозяйстве имел. А тут еще и надпись именная выбита: «Ивану Ляшенко за верную службу и доблесть». Это их земляка так царь-батюшка пожаловал. Из рук в руки публично на полковом плацу передал. Больше всех за сына тогда радовался отец. Под конец службы ефрейтор Ляшенко отделением командовал. С этой должности в апреле 1908 года отправлен в запас.

Сведений о местопребывании Ивана Тимофеевича после демобилизации не имеем. Как тут не вспомнить упоминание А.И. Прокопчука о полном Георгиевском кавалере из Стародобровольского рудника по фамилии Ляшенко. Если это он самый, так мог работать на шахте, имея суперпочетные регалии, только после 1-й мировой войны. Ибо «наш» Ляшенко заслужил свой полный бант именно в окопах войны 1914-1918 годов.

Вторично Ивана Тимофеевича призвали на службу за полтора месяца до начала войны с австро-германцами. Генштаб императорской армии уже тогда начал скрытую мобилизацию. Под нее и попал Иван Ляшенко. Сразу же прибыл в знакомые места, где только что закончились белые ночи. Стал под знамена прославленного лейб-гвардии Преображенского полка. С ним и убыл на театр боевых действий, что кровавой вакханалией развернулись в полосе Северо-Западного фронта. Полк прославил свои знамена на рижском, петроградском направлениях.
В те годы лейб-гвардейцы находились поочередно в подчинении генерал-ма­йоров Андриана Усова и Николая Кривицкого. Поровну крестов и медалей Ивану Ляшенко вручили эти отцы солдатские. Сохранились номера георгиевских крестов и медалей нашего земляка-екатеринославца. Медали «За храбрость» 4 ст. под №1163723, 3 ст. – №125594, 2 ст. – №38955, 1 ст. – №19439. Две из них герой обороны и штыковых атак младший унтер-офицер Иван Ляшенко получил из рук Усова и две последние, позолоченные, – Кривицкого. На момент вручения храброму лейб-гвардейцу третьего Георгиевского креста «за уничтожение набегом неприятельского обоза со снарядами и провиантом» генерал-майор Николай Николаевич Кривицкий владел уникальной наградой – Георгиевским оружием за «руководство наступлением батальонов и атакой Езиорского и Зарашовского лесов и с. Зарашово, причем дал возможность охватить фланг позиций противника, что и повлекло за собою полное отступление последнего, захватил 90 пленных и был ранен осколками шрапнели».

В составе Преображенского полка Иван Ляшенко воевал недолго, его перевели в родной для него еще по действительной службе лейб-гвардии 3-й Стрелковый Его Величества полк.
Он выжил в аду Первой мировой. Домой вернулся, может тогда и переехал на юг Кривбасса. Об этом четких данных нет, как и о дальнейшей судьбе обладателя полного Георгиевского банта подпрапорщика Ивана Тимофеевича Ляшенко.

Володимир Бухтіяров, "Червоний гірник".

1 коментар

Останні записи в блогах