Криворожане – кавалеры ордена Александра Невского. Начальник корпусной разведки

автор
Записів: 67
Дата запису: 15.08.2012
Комментарів: 0

У двери он остановился. Мгновения хватило, чтобы поправить гимнастерку и пилотку. Тяжелые двери поддались решительному толчку.

– Товарищ подполковник, курсант... – вошедший осекся. – Извините, лейтенант Вергун прибыл…

 Немудрено. Только вчера стал командиром. Не привык к своему званию.

– Понимаю, лейтенант, – подполковник Чугунов скупо улыбнулся. – С фронтом пока придется подождать. Вы командируетесь на Сталинградский тракторный завод.

Приказ есть приказ. Тем более армейский. Тем более времен войны. Минуло четыре месяца, как механик-водитель Яков Вергун вышел из боя. По ранению под Запорожьем. Раны залечивал в Самарканде, а между перевязками постигал ускоренный курс по программе танкового училища. Черный шлем Яков Пантелеймонович примерил  еще в октябре 1939 года. Именно тогда народный учитель Вергун по спецнабору стал бойцом РККА. С тех пор этот танковый головной убор он снимал только тогда, когда покидал кресло механика-водителя танка.

Родом он из села Саевка Пятихатского района Днепропетровской области. Мать его всегда отшучивалась: «Я его «на сев» привела». А это было 2 мая далекого, почти мифического теперь 1913 года. Именно по этому году все 70 лет, отведенных историей стране под названием СССР, сравнивали мощь советской экономики. По наивысшему уровню экономического развития Российской империи, достигнутому в 1913 году. Еще в начале 70-х Я.П. Вергун писал автору этих строк: «До 1930 года я жил при отце, учился в школе, работал в колхозе, вместо отца – инвалида империалистической войны – трудодни зарабатывал». При этом старательный Яша вместе с аттестатом зрелости принес еще и серебряную медаль. Отец на зуб пробовал, одобрил пробу. В тот вечер первая сыновья медаль лежала на столе рядом с медалью «За храбрость» из чистого серебра. Отец ее в боях заслужил. Слабо отражался в этом семейном серебре тусклый свет коптилки. Тогда еще никто не знал, что все это вскоре затмит золото Вергуна-младшего. И правда, драгоценное то звание – Герой Советского Союза. Все это потом.

В 1930 году медалист Яков Вергун поступил в Днепропетровский университет. Окончить полный курс не удалось. Тяжело заболел отец. Пошел работать завучем, а потом директором Куриловской СШ Петровского района Кировоградской области. Одновременно перевелся в Днепропетровский институт соцвоспитания.  Это и вся доармейская биография нашего героя. Следует отметить, что в 1938 году Яков Пантелеймонович вел кустовой семинар учителей биологии и химии, который проходил в Кривом Роге. Потом наш город позовет этого педагога к себе.

Служить начал в Николаеве. В часть прибыли первые танки Т-34. Механик-водитель с особой одержимостью изучал его матчасть, гонял по полигону.  С ним и ушел на речку Прут, где человек и броня встретили наглую атаку немецко-румынских легионов. А там и СС в составе, и «железногвардейцы». Этой своры оказалось больше, чем наших, она была более организованной. Танки с боями отползали к одесским лиманам. Старший сержант Вергун оборонял Южную Пальмиру все 73 суток ее осады. Защитники Одессы отступали на Кировоград. У его стен танкисты разгромили немецкую колонну.

– Я Кировоград и сдавал, и потом брал, – рассказал Герой Советского Союза Я.П. Вергун во время нашей короткой встречи в Пятихатках.

Помню, приглашал его приехать в Кировоград.

– После войны я там так и не был, – сказал мой собеседник.

К сожалению, поездка Якова Пантелеймоновича так и не состоялась. То холода, то болезни, которые донимали его все последние годы жизни.

… Раны он свои перевязывал между теорией и практикой управления броневым подразделением в Харьковском танковом училище. Его тогда эвакуировали в солнечный Самарканд. Патриот все время рвался на фронт, а тут какой-то тракторный завод в тылу. Тогда Сталинград находился еще вдали от страшно ревущих взрывами и стонавших от боли человеческой передовых. А завод оказался совсем «не каким-то», а настоящим гигантом. Еще в молодости Яков Вергун читал о его строительстве, видел кадры кинохроники. И теперь сам всю эту мощь увидел. Лейтенанту цех доверили. Там собирали совсем не трактора знаменитой к тому времени марки СТЗ, а знакомые ему уже танки-«тридцатьчетверки». Приднепровец понял, что пока это для него и есть фронт. Ему выпала честь оборонять три города-легенды: Одессу, Москву и Сталинград, а потом брать оплот фашизма Будапешт, Вену, Берлин. Те шесть медалей постоянно напоминают фронтовику о пройденном пути. Умница Евгений Патон такую сварку изобрел, что выпуск танков поставили на конвейер. Таких темпов история еще не знала. Обстановка на линии огня становилась с каждым днем все тревожней. Этого даже сводки не утаивали. Очень часто завод стали покидать вместе с техникой и его рабочие. На СТЗ формировались отдельные танковые роты, батальоны и бригады. И броня сталинградская, и экипажи к ней. 

Так на скорую руку сформировали и 394-й отдельный танковый батальон. Лейтенанта Якова Вергуна назначили старшим адъютантом (начальником штаба) этого подразделения. Эшелоны понеслись к Москве. Танкисты обороняли южный фланг Московской линии – Тулу. Там лейтенант Вергун заменил раненого комбата. С батальоном совершил 200-километровый марш по вражеским тылам. Люди в черных комбинезонах и шлемах передохнули только в тылу, под Горьким. Далее судьба храброго танкиста до конца войны тесно связывалась с 18-м танковым корпусом. Подвиги его бойцов вошли в историю войны, знамена частей и соединений украшались орденскими лентами. Помнил ветеран и тяжелейшие бои в Воронеже (полгорода немцам так и не отдали), пылающие руины Сталин­­-
града. До последней возможности тракторостроители выпускали из изрешеченных снарядами, бомбовыми осколками, а потом и пулями цехов бронетехнику. Ей не требовались и железнодорожные платформы. С конвейера – прямо в бой. Яков Пантелеймонович – участник Курской битвы, ее кульминации – танкового сражения под Прохоровкой. Комья чернозема у этого села подняла в гари и копоти сразу тысяча танков. За первые пять минут боя пала целая гвардейская танковая бригада. Почти все члены экипажей wсгорели заживо. Опушки леса сбросили с себя ночную мглу, выставляя солнцу бинтованные природой грязно-белые стволы берез и темно-зеленые дубы-исполины. Комбат капитан Вергун тоже потерял машину. На ходу он пересел в танк ротного командира капитана Скрипника.

– Давай!

Эту команду получил механик-водитель Николаев. Не привыкать бывалому танкисту. Умело давил на газ. «Тридцатьчетверка» сходу, быстро, выехала в чистое поле, словно былинный витязь в бронированных урчащих доспехах. На наш Т-34 кинулись сразу два «тигра». Эсесовцы должны были поверить, что экипаж Вергуна испугался и ускользает от прямого противостояния. Маневр удался. Танк вдруг резко остановился, крутнулся, и в тот самый момент башнер послал снаряд. Один из «тигров» вздрогнул, сначала посыпались искры, а потом пламя охватило все по контуру. Второй Т-VI смельчаки под командованием капитана Вергуна тараном сбросили в канаву. Пострадала и «тридцатьчетверка». Ее тоже пришлось покинуть.  Вторую за тот яростный день под Прохоровкой. Капитана Вергуна назначили помощником командира по разведке 181-й танковой бригады. В ее составе он выступил в рейд по харьковской и полтавской земле до самого Днепра, что нес свои воды у Мишуриного Рога. По дороге танки под руководством нашего земляка неожиданно  ворвались в Золочев. Там бойцы захватили немецкого генерала. Из представления Я.П. Вергуна к званию Героя Советского Союза: «Капитан Вергун в упор расстреливал скопление ненавистных врагов. В этом бою капитан уничтожил до 220 фашистов, колонну в 170 автомашин, 18 цистерн с горючим, 16 тягачей, 3 самоходных и 2 тяжелых пушки, подбито 4 и захвачено 2 исправными танка противника, обоз до 20 подвод с военным имуществом, раздавил танком оборону противника из 5 станковых пулеметов, 3-х минометов, взорвал склад с продовольствием…»

За разведывательные бои под Кривым Рогом Яков Пантелеймонович награжден орденом Красной Звезды. Эту награду он получил 21 февраля 1944 года. А днем позже, в день освобождения нашего города, он удостоен звания Героя Советского Союза. Правда, тогда 18-й танковый корпус и его начальник разведки вели бои за Кировоградом. Именно Яков Вергун был одним из руководителей рейда советских танков в районе Кривого Рога в октябре 1943 года. Танкисты клиньями рвались на запад. Мы теперь знаем, что гвардии майор Я.П. Вергун удостоен ордена Александра Невского. Пода­ем полный текст наградного листа: «За период боевых операций по разгрому группировки противника южнее и юго-западнее г. Вена и при овладении городами Вена и Санкт-Пельтен, проявил себя как отличный офицер-разведчик в бригаде и корпусе, неоднократно лично сам выезжал в части корпуса для уточнения обстановки, своевременно собирал данные о группировке и нумерации частей противника как перед фронтом корпуса, так и на его флангах, и своевременно доставлял их командованию. Хорошо и четко информировал подчиненные части и высшие штабы о противнике, чем содействовал быстрейшему выполнению боевых задач, стоящих перед корпусом. Достоин правительственной награды ордена «Красное Знамя». Начальник разведотдела 18 ТК гвардии подполковник Ульянов. 13 мая 1945 г.»

Начальник штаба корпуса внес свою коррективу, и Я.П. Вергун в итоге получил полководческий орден – Александра Невского. Приказом командующего бронетанковыми войсками 3-го Украинского фронта за № 060/Н от 29.05.1945 года. Именно тогда Герой Советского Союза Яков Вергун до седьмого пота маршировал на плацу. Вместе со всеми из сводного полка фронта готовился к Параду Победы в Москве.

С войны он пришел Героем Советского Союза, кавалером орденов Ленина, Александра Невского, Отечественной войны 1 и 2 степеней, двух орденов Красной Звезды. После всех страданий в годы лихолетья фронтовик с радостью вернулся к своей любимой педагогической деятельности. Более десяти лет возглавлял Пятихатский районный отдел народного образования. В 1954 году окончил химико-биологический факультет Криворожского пед­института. В 1960-1961 годах Яков Пантелеймонович возглавлял педколлектив школы-интерната № 4 Кривого Рога.  К фронтовым наградам прибавились орден «Знак Почета» и знак «Отличник народного образования УССР». Потом герой войны вернулся в родные Пятихатки, работал директором восьмилетки. В 1973 году Яков Пантелеймонович написал письмо красным следопытам 6-Б класса криворожской СШ № 51.

Последний орден – Отечественной войны  степени – получил за несколько месяцев до смерти. Это произошло 30.08.1985 года.

Володимир Бухтіяров, "Червоний гірник".

0 коментарів

Останні записи в блогах