Криворожане в Чернобыле

автор
Записів: 67
Дата запису: 29.04.2014
Комментарів: 3

НА МАКУШКЕ ВЗРЫВА

С грустью вспоминает Григорий Григорьевич о своем родном поселке. Его «проглотила» девятая домна. Зеленый городок практически исчез под скреперами и бульдозерами. А когда он учился в местной СШ №14, жил среди этой пригородной красоты. Любил смотреть на красный диск солнца, что утром поднимался и бросал свои лучи на серебристую росу, а вечером, гонимый усталостью и прохладой, шел на покой за западный небосклон. Это его детские наблюдения, кажется, а с ними давно сжился.

Родной поселок Григория Гринько начали сносить, когда он шел в армию. Термин службы припадает на 1969-1972 годы. В заграничные гарнизоны посылали лучших. Наш земляк попал в такую команду. После курса в «учебке» сержант танковых войск впервые в жизни пересек государственную границу. Старший танковой роты отмечал в своем солдатском календаре дни, проведенные в составе Группы Советских войск в Германии. Три года криворожанин стоял на вахте европейского мира. А дома полным ходом шло строительство ДП-9. Там, где когда-то жил, встречал и провожал солнце простой парень Гриша Гринько.

Устроился во второй конвертерный цех завода «Криворожсталь». Он будет предан этому предприятию много лет. Учился варить металл у асов своего дела. Григорий Гринько оказался хорошим учеником. Ему самому доверили сложные механизмы конвертера. Учителя не ошиблись. Они передали свое дело в надежные руки. Вскоре Григория Григорьевича повысили до старшего сталевара и бригадира.

… В дверь настойчиво постучали. Хозяин спросил, кто там. Ответили, что гонцы из военкомата. На часах стрелки показывали полтретьего ночи. Что могло произойти? Повестку принял, расписался. Вот так простого криворожского металлурга коснулась чернобыльская беда. Человека прямо с постели подняли. Начиналось 25 сентября 1986 года.

Во дворе Долгинцевского РВК собралось много наскоро мобилизованных. Через сутки самолеты доставили «сборников» к месту назначения. Ликвидаторы запомнили ту дорогу. Мягкая посадка, тряска в жестком автобусе, плац в поселке Ораное. С этого момента и началась их личная схватка с атомом четвертого реактора.

8 октября Григорий Гринько выехал на станцию. Сначала занимался дезактивацией транспортных средств. Машины курсировали от баз дислокации до блоков ЧАЭС. А вот с 11 по 19 октября Григорий Григорьевич работал на макушке взрыва. Трудился на крыше аварийного четвертого блока.

– Можете себе представить, - рассказывает герой-ликвидатор. – Работать нам позволяли не больше 25 секунд. Забегаем наверх, сбрасываем фрагменты штукатурки, кирпича, бетона. Всегда в зоне видимости находился сигнальщик. Он по секундным стрелкам следил за работой. После 25 секунд сигнальщик давал команду срочно покидать объект.

Вечером врачи подсчитывали количество «пойманных» рентген облучения. Все показания записывали в специальные таблицы. Командование в/ч 68555 снова и снова посылало бойцов к реактору. Действовали все очень четко и быстро, все движения отточены до автоматизма. Григорий Гринько заслужил благодарность от своего командования. Текст общего содержания, только разные подписи. С этим домой и вернулся. А еще за период с 25 сентября до 25 октября 1986 года Г.Г. Гринько получил 24,1 рентген.

После тех чернобыльских испытаний этот человек еще много полезного сделал для общества. Варил сталь, ремонтировал конвертеры, подготовил себе достойную смену. И все-таки дни, проведенные на ЧАЭС, стали причиной ухода на пенсию.

Григорий Григорьевич часто бывает у мемориала героям-ликвидаторам аварии на ЧАЭС. С друзьями встречается, а некоторых помянет за упокой души. В день аварии ветеран надевает свои награды. Еще армейских времен, а еще больше у него чернобыльских отличий. Вот знак «Герой-спасатель», а эту медаль вручили в честь «25 лет со дня аварии на ЧАЭС».

Главная награда ветерану – уважение людей. Таких становится все больше. Они понимают, кто их спас от атома, который тихой апрельской ночью вышел из-под контроля человека.

СОВСЕМ И НЕ ТАИНСТВЕННАЯ «ОГОЗ»

В этом квадрате сирены на разные лады и тональности перебивали тишину. Это к тому, что в зоне аварии на ЧАЭС находилось очень много видов автотранспорта специального назначения. Вот мчит «УАЗИК», управляемый криворожанином Степаном Чепеляком. В его салоне тяжело травмированный ликвидатор. Над ним склонились врач и медсестра. Поддерживают сердцебиение, чтобы довезти к стационарной больничной койке. На беднягу обрушился каскад труб. Кто-то грубо нарушил технику безопасности, а в результате человек серьезно пострадал. По радиотелефону службы «03» передали, чтобы срочно готовили реанимацию. Получается, что жизнь этого монтажника теперь зависит от умения водителя быстро доставить раненого в больницу, а медики делают все возможное, чтобы жизнь не оборвалась прямо в дороге. Тогда все удалось, каждый четко исполнил свои обязанности. Уже несколько позже стало известно, что медперсонал больницы поставил тяжело травмированного на ноги. Правда, ему больше не пришлось лазить по руинам станции. Его отправили домой.

Степан Чепеляк сразу же попал в состав особой группы зоны ЧАЭС. Там в основном находились водители. Они на своих машинах вывозили пострадавших из зоны атомной угрозы, выполняли особые поручения штаба по ликвидации последствий аварии на четвертом реакторе. Степан Чепеляк машину водил хорошо, хотя его основная профессия сначала была связана с вождением тепловоза по территории завода «Криворожсталь», а потом - проходка стволов на шахте «Северная» РУ им. Кирова.

Степа горюшка хлебнул с детства. Рано умер отец. На руках у матери осталось пятеро детей. Их на ноги поднимать помогли родственники. Пятилетнего Степана взял в семью родной дядя. Мальчик окончил начальную школу, и мать забрала его к себе. Потом парень окончил полный курс СПТУ в Кировограде. Оттуда его в 1968 году призвали в армию. Служил в Гатчине в особой команде правительственной связи Ленинградского военного округа. Ефрейтор запаса Чепеляк хранит благодарность от командующего войсками ордена Ленина Ленинградского ВО генерал-полковника И. Шаврова от 15 марта 1970 года. Совсем недавно закончились маневры под кодовым названием «Двина». Сам министр обороны СССР Маршал Советского Союза А.А. Гречко объявил всему личному составу, принимавшему участие в учениях, благодарность. Гвардии ефрейтор Степан Чепеляк обеспечил связь подразделений с генералитетом. Вот когда довелось поработать. Почти без смены. И так несколько суток. Собственно, все время, пока проходили маневры. Домой вернулся гвардейцем и отличником службы, специалистом 1-го класса, такого же класса армейским спортсменом. Эта закалка в жизни пригодилась. Тогда наш герой научился водить автомобиль.

… «УАЗик» мчал по шоссе. В кабине двое. Рядом с водителем сам командир участка №3. То самая опасная зона на всей территории атомной станции. Еще много раз Степан Чепеляк возил этого «засекреченного» полковника. Вскоре шофер доведался, что его главному шефу присвоено генеральское звание.

– Я лично, – говорит Степан Юрьевич, – в новой форме его не видел. Помню, все «моего» полковника поздравляли с повышением в звании.

Где только не довелось побывать в те дни водителю Чепеляку. То врачей на вызов нужно доставить, то коменданта. Время его пребывания в зоне аварии на ЧАЭС: с 8 декабря 1987-го по 5 марта 1988 года. Он и Новый год встречал в борьбе за жизнь на этой земле. Домой прибыл, как подарок жене, к 8 Марта. Степан ничего тогда не говорил о 9,54 рентгенах облучения. Тогда еще мало кто ведал, что представляют собой эти сухие цифры.

Идут годы. «Дозы» о себе напоминают все чаще и чаще. А тут еще за свои права приходится бороться. Как-то Степан Юрьевич побывал в самом Киеве. Туда съехались герои-ликвидаторы со всей Украины. Никто не тронь их – они мир спасали, закрыв собой чернобыльское безумие.

Володимир Бухтіяров, "Червоний гірник"

 

3 коментаря

Останні записи в блогах